Манчестер / Ливерпуль ///



Манчестер и Ливерпуль находятся в северо-западной части Англии на расстоянии приблизительно тридцати пяти миль друг от друга. В первой половине XIX cтолетия они олицетворяли собой начало индустриальной эры. Манчестер может по праву считаться первым промышленным городом в мире. Хотя обе коммуны были связаны первым пассажирским железной дорогой Объединенного Королевства, они с намого начала выступали как города-соперники. Манчестер присвоил себе титул центра мировой торговли, Ливерпуль – благодаря своим гаваням – координировал работу региональной текстильной промышленности. Позднее оба города прославились своими футбольными командами, музыкальной и культурной сценой.

Развал текстильной отрасли в графстве Ланкашир ознаменовал собой начавшееся в 50-е годы нашего века ужасающих масштабов падение Манчестера и Ливерпуля. Если к 1930 году каждый из городов насчитывал примерно по 850000 жителей, то сегодня во всем регионе проживает вдвое меньше. Экстремальная деиндустриализация и субурбанизация сопровождаются растущим обнищанием рабочих и убыванием численности населения. Низшей точкой спада явились беспорядки 1981 года в манчестерском Мосс Сайде и в ливерпульском Токстете.
С тех пор ситуация заметно преобразилась. В эпоху Маргарет Тэтчер, произведшей квазиприватизацию коммунальной политики, Манчестер пошел по пути правящей партии. Ливерпуль консолидировался с оппозицией. В итоге Манчестер преодолел кризис намного успешнее, хотя до сих пор в обоих городах налицо явные признаки убывания – пустующие территории, бедность, разруха, высокий уровень преступности.




Манчестер /// После затухания текстильной индустрии, начавшегося еще в середине двадцатых годов прошлого века, последовал отток других промышленных отраслей. В период между 1971 и 1981 годами здесь было сокращено около 50 000 рабочих мест. Несмотря на развитие в области сферы услуг, еще в 1995 году уровень безработицы составлял 18,9%, что бедственным образом сказывалось на городской жизни. Сегодня безработных насчитывается 9,1%.

На протяжении последнего десятилетия городские власти прилагали немало усилий, чтобы с помощью ряда культурных организаций и мероприятий реанимировать разоренные ареалы. В 2000 году открылся культурный центр «The Lowry», был построен «Imperial War Museum North» по проекту Даниэля Либескинда. Манчестер являлся кандидатом на проведение летней Олимпиады-2000, а в 2002 году здесь состоялись Commonwealth Games. «Однако экономический успех центра города, – сообщает сайт манчестерского городского совета, – ярко контрастирует с ситуацией в прилегающих районах, где население страдает от высокой концентрации преступности, плохих медицинских условий и низкокачественного жилья».

Сильнейшие преобразования затронули район Хьюлм, за последние 30 лет дважды низведенный до состояния tabula rasa. В 60-е годы были ликвидированы лежащие вблизи от центра города трущобы эпохи королевы Виктории. На месте бараков возвели высотные здания и Crescent a la Bath. Но уже вскоре после окончания строительства в 1972 году эти здания начали приходить в упадок, и в пустующих строениях возникла новая витальная субкультура. В 1992 году в рамках программы «Hulme City Challenge» последовала вторая волна сноса домов.

С конца 80-х в других частях города наблюдается активная деятельность молодых архитекторов. Поиск и скупка более неиспользуемых зданий стали основным занятием этих пионеров девелопмента. Огромные пустующие складские помещения перестраивались под бюро и лофты – в соответствии со вкусами нового среднего класса.

В конце 70-х и 80-е годы Манчестер стал ареной музыкальных выступлений панков, а затем хип-хоп- и хаус-культуры, для чего использовались пустующие здания и помещения. Это движение локализовывалось в местах, когда-то относившихся к индустрии; к наиболее значимым можно причислить центральную студию звукозаписывающего лейбла «Factory», клуб «Hacienda» и бар «Dry». И хотя музыкальную культуру вряд ли стоит рассматривать как весомый экономический фактор, все же ей принадлежала ключевая роль в процессе превращения Манчестера из индустриального города в центр услуг и потребления.
Чуть позже на одной из многочисленных набережных возникает «Gay Village». Наряду с музыкальной сценой появление этой субкультуры является типичным для развития городской культуры меньшинств. Поначалу эти очаги привлекают внимание студентов, затем туристов, позже инвестров. Наконец, легенды о новых местах захватывают сознание девелоперов. Яркий пример тому – снос клуба «Hacienda». На его месте сегодня красуется здание с лофт-апартментами, завлекающее покупателей названием бывшего клуба. При этом музыкальная сцена 80-х, не в последнюю очередь по причине возросших цен на недвижимость, была оттеснена далеко за пределы центра Манчестера.





ЛиверпульВ эпоху Британской Империи этот огромный портовый город на берегу реки Мерсей являл собой единственное надежное рабочее место. Для работы в доках не требовались специалисты, а в основном лишь дешевая рабочая сила. После Второй мировой войны подобная моноструктура привела Ливерпуль – католическую и одновременно социалистическую коммуну, сформированную ирландскими мигрантами – к полному краху. С концом колониальной эпохи и началом применения контейнеровозов его гавани утратили свое значение. Не удались и попытки ввода новых производств. К середине 90-х годов уровень безработицы в бедных городских районах, таких как Эвертон, составлял 44%. Примерно половина семей жила за счет социальных пособий.

Долгое время весомую роль в Ливерпуле играло государственное социальное жилищное строительство. После того, как в 30-е годы в результате сильного прироста населения возникло внешнее кольцо жилых построек, практически удвоившее ареал застройки, в 50-е основная политика была направлена на снос трущоб и возведение «New Town» в пригородных регионах. Это привело к «разрыхлению» центра города. В конце 70-х наступил экономический коллапс. В отдельных районах безработица достигла 90%. В середине 80-х городской совет объявил Ливерпуль банкротом.

Разорение привело к радикальной приватизации жилищного строительства. В центре города в радиусе двух километров произошла тотальная «вырубка» жилья. На протяжении двадцати лет вместо секционных многоэтажек 50-х строились одно- или двухэтажные коттеджи. Убывание приняло грандиозные масштабы – от пятидесяти-шестидесяти до пяти-восьми жилищных единиц на гектар. Перманентный отток населения из Ливерпуля, только в 90-е годы составивший 8%, привел к ситуации, когда один за другим взрывались высотные жилые здания. В непосредственной близости от центра еще сегодня можно обнаружить огромные территории с субурбанической структурой. Готовый к обороне поселения с развитым «соседским взаимоконтролем» (Neighbourhood Watch) граничат с пустующими домами 30-х – 50-х годов постройки, которые были покинуты жителями часто под давлением девелоперов. Возрастает неформально-нелегальный recycling: здания разоряются, исчезают оконные рамы и входные двери, уносится все, что только можно еще как-то использовать.

Так же, как и другие бедные регионы, Ливерпуль субсидируется Европейским Союзом; только за период 1994-1999 сюда было вложено 800 миллионов фунтов. Подобно Манчестеру, на Ливерпульской почве активно взращивают новые культурные учреждения. В 1988 году в здании бывшего склада было открыто отделение лондонской «Tate Gallery». С 2000 года функционирует «Liverpool Biennial». В 2008 году город сможет украсить себя титулом «Европейской культурной столицы». Городской Совет рассчитывает на инвестиции в размере двух миллиардов фунтов и создание четырнадцати тысяч новых рабочих мест.







 // Версия для печати // Письмо читателя //

Старт ¬Проект ¬Выставка 1 : Международное исследование : Глобальный контекст : Культура убывания : Населенные пункты : Материалы ¬Выставка 2  ¬Prognose ¬Места проведения выставок ¬Veranstaltungen ¬Публикации ¬Пресса           • Контакт • Импрессум • Карта сайта • Поиск           deutsch | english | russian